Беспредел ФСИН. Поиск осужденных. Помощь осужденным. Новости ФСИН, УИС.

Наша группа ВКонтакте
  • Почтовый ящик для писем о фактах вымогательства, коррупции, пыток, применения физической силы, жестокого обращения, совершённых сотрудниками ФСИН, УИС
  • mail@gulaganebudet.ru

  • Номер телефона для сообщений о фактах вымогательства, коррупции, пыток, применения физической силы, жестокого обращения, совершённых сотрудниками ФСИН, УИС
  • 8-800-555-35-35

  • Общественное движение, основной целю которого является оказание практической помощи арестованным, подследственным, осужденным в соблюдении их законных прав и интересов
  • gulaganebudet.ru

Главная / Все новости / Глухие зоны. Как бороться с телефонными мошенниками в тюрьмах

Пресс центр:19.11.2018 г.


Просмотров: 195

Глухие зоны. Как бороться с телефонными мошенниками в тюрьмах

Глухие зоны. Как бороться с телефонными мошенниками в тюрьмах  Глухие зоны. Как бороться с телефонными мошенниками в тюрьмах

Внутренний распорядок исправительных учреждений категорически запрещает использование в них мобильных телефонов. Нарушителю грозит до 10 суток штрафного изолятора. Однако заключенных такая перспектива не пугает. Ежедневно в пенитенциарных учреждениях изымается порядка 150 мобильных телефонов (данные ФСИН).

После скандала с обнаружением в рационе отдельных зэков крабов, икры и шашлыков российские власти вновь озаботились вопросом установки глушилок мобильной связи в пенитенциарных учреждениях.

Как выяснилось, в местах не столь отдаленных годами работают настоящие подпольные контакт–центры, которые специализируются на мошеннических звонках — в том числе от лица банковских служб безопасности. Также с помощью мобильной связи заключенные могут руководить подельниками, готовить побеги или запугивать свидетелей.

По этому поводу Государственная комиссия по радиочастотам (ГКРЧ) организовала "специальную рабочую группу" с участием представителей, Минкомсвязи, Минобороны, МВД,  Роскомнадзора, Россвязи, ФСО, ФСБ, ФСИН. Группа займется поиском "наиболее эффективных научно–технических решений по противодействию использованию мобильных устройств подозреваемыми, обвиняемыми и осужденными, содержащимися в учреждениях уголовно–исполнительной системы".

В действительности вопрос установки глушилок в местах лишения свободы обсуждают уже больше 10 лет. А воз, что называется, и ныне там.

Внутренний распорядок исправительных учреждений категорически запрещает использование в них мобильных телефонов. Нарушителю грозит до 10 суток штрафного изолятора. Однако заключенных такая перспектива не пугает. Ежедневно в пенитенциарных учреждениях изымается порядка 150 мобильных телефонов (данные ФСИН).

Полностью заглушить сигналы мобильной связи на территориях тюрем тоже не удается. Глушилки блокируют сигналы сотовиков на прилегающей к местам лишения свободы территории. Когда глушилки были установлены в Бутырской тюрьме и в Матросской Тишине, жильцы соседних кварталов буквально завалили операторов жалобами на плохую связь и невозможность дозвониться даже до экстренных служб.

В зарубежных исправительных учреждениях проблему незаконного использования заключенными мобильной связи решают разными способами. Наиболее продвинутые страны наряду с глушилками экспериментируют с технологией Managed access system (система управляемого доступа), которая позволяет блокировать только те звонки, которые исходят от заключенных. Кроме того, там совершенствуют технологии поиска контрабандных мобильных телефонов, которые обнаруживают в камерах специальными приборами, реагирующими на радиосигналы, магнитное и тепловое излучение. Где–то даже используют собак, натасканных на запах аппаратов сотовой связи.

Проще всего поступили власти Гондураса. Там после очередного громкого скандала (заключенные по мобильной связи спланировали резонансное преступление) законодательно обязали сотовиков отключить мобильную связь на территориях крупнейших тюрем. Полагаю, что специальной рабочей группе ГКРЧ стоит в первую очередь присмотреться к передовому опыту Гондураса. Ведь такой подход "не потребует расходов, покрываемых за счет бюджета, а также не повлечет каких–либо изменений финансовых обязательств государства". Нашим законотворцам такие формулировки очень нравятся.

Юрий Брюквин


Мне нравится

13

Добавить комментарий


Сергей

19.11.2018

Пять лет уже с ними воюют. Толку-то никакого!